«КОЛЫМА И КОЛЫМЧАНЕ». Бригада «Литературной газеты»: А.Левиков, В.Переведенцев, А. Смирнов-Черкезов, В. Травинский

b2509-600x800

Четверо журналистов — участники северной экспедиции «Литературной газеты» — рассказывают о Магаданской области: о людях и проблемах, успехах и неудачах, экономике, географии, социологии. Авторы ставят ряд актуальных вопросов о путях и методах освоения природных богатств нашего Крайнего Севера, о развитии производительных сил этого края.

1*(Литературная газета N 36, 4 сентября 1968 г. )

Об этой земле больше рассказано, чем написано, хотя и написано немало. Печатные слова как-то поистерлись в памяти, а эпос живет и множится. В представлении большинства людей с «материка», как бы здесь сказали, земля эта выглядит чем-то очень далеким и незнаемым, одновременно и пугающим, и манящим, — куда едут разве что в погоне за длинным рублем. Иной раз в часы застолья можно услышать удалые, отчаянные или тоскливые песни, в разное время рожденные Колымой. А новые ее песни до «материка» еще не дошли.
Трудная судьба этих мест породила немало удивительных легенд. И правда состоит в том, что большинство из них — правда. Но времена меняются…

Поводом поехать на Колыму послужило для нас одно совещание. На Дальнем Востоке стало традицией собирать на несколько дней ученых, хозяйственных и партийных работников для взаимного обогащения опытом и идеями, для совета и тщательного обсуждения проблем, стоящих перед областью или краем.

В Магадане за последние десять лет это было уже третье такое совещание. Ставятся они на широкую ногу – представители всех научных центров Российской республики, всех районов области, пленарные заседания, работа секций, толстая, с каждым разом толще, папка докладов, — словом, почище, чем на ином столичном
симпозиуме.

После магаданской должна была состояться, и состоялась, такая же встреча ученых и практиков на Камчатке (были мы и там), готовятся к совещаниям на Сахалине, в Хабаровске.

И в самом деле, невозможно сегодня грамотно руководить хозяйством, строить жизнь, планировать далекую перспективу в столь обширных, но малонаселенных районах без научного исследования и анализа их экономики, социальных явлений, этнографии, геологии, климата. Впрочем, только ли в далеких, малообжитых местах нашей страны необходимо это? Не подают ли дальневосточники пример и многим другим областям, казалось бы, хорошо изученным, а на самом деле далеко не всегда и не во всем?

На совещании экономический и социальный механизм Магаданской области был разобран, что называется, до последнего винтика, и каждый такой винтик промыт, взвешен, изучен с беспристрастием и хладнокровием.

«Валютный цех СССР»

Колыма – главный золотой район страны, «валютный цех СССР». Здесь добывают еще много олова, вольфрама, начинают брать ртуть, ловят рыбу и разводят оленей – их уже миллион, третья часть нашего оленьего поголовья. И все же впереди всего и над всем – золото. Добычу благородного металла ведут около сорока крупных механизированных предприятий, объединенных в шесть горнопромышленных управлений. Нет, мы не будем сравнивать прошлую и нынешнюю технику золотодобытчиков. Не будем хотя бы потому, что сегодняшние экскаваторы, бульдозеры, гидроэлеваторы, драги просто-напросто не с чем сравнить. Техники не было. Лауреат Ленинской премии начальник объединения «Северовостокзолото» В.А. Березин в одной из своих статей вспоминает, что «основными средствами разработки грунтов были лом, кайло, лопата, а на транспортировке торфов и песков – тачка и грабарка. Короткое лето вынуждало вскрывать полигоны и в зимний период…».

А теперь попробуйте представить все это: шестидесятиградусный мороз, узкие расщелины диковатых, пустынных гор и человек с кайлом и лопатой, стоящий на стометровом слое вечной мерзлоты.

Надо понять, «кожей» почувствовать такое, чтобы в полной мере осмыслить и оценить масштаб происшедших здесь за последние годы перемен. И когда мы слышим на магаданском совещании цифру «86» — процент роста добычи золота за минувшие пять лет, когда мы слышим от экономистов, что «развеян миф о затухании золотой Колымы», мы радуемся, не можем не порадоваться вместе с колымчанами: рывок этот сделан не кайлом, не лопатой, не тачкой. Современный гидроэлеваторный прибор способен промывать свыше полутора тысяч кубометров песков в сутки!

А ведь их приходится мыть все больше и больше, этих самых песков! Добыча золота растет быстро, но количество его в песках не менее быстро падает. Если принять за 100 процентов содержание золота в песках, промытых в 1936 году, то к концу войны оно снизилось в 2,7 раза, к 1950 году – в 7,2 раза, к 1955 году – в 9,4 раза… Эта кривая и по сей день стремительно бежит вниз… Тут мы затрагиваем одну из самых больших колымских проблем, о которых говорили ученые на совещании в Магадане.

Логика проста: приходится в десятки раз больше перемывать песков, чтобы поддержать прежний уровень золотодобычи. Но в том-то вся и штука, что прежний 23 уровень никого теперь не устраивает. Стране нужно золото. Стране нужно много золота! На Колыме в ход пошли уже так называемые «техногенные россыпи». Это – отвалы, «хвосты» прежних примитивных разработок.

Но чтобы перерабатывать все больше и больше горной массы, нужно, естественно, и больше электроэнергии. В это сейчас упирается рост золотодобычи.

Ахиллесова пята

Электроэнергетика, по общему признанию, — самое слабое место Колымы, ее «ахиллесова пята». Станции маломощны, оснащены устарелым оборудованием, работают, главным образом, на дорогом, дальнепривозном угле. Один киловатт обходится промыслам в 60 копеек – в десятки раз дороже, чем в развитых районах. В некоторых местах потребление электроэнергии строго лимитируется.

Пока энергетический голод пытаются ликвидировать срочными и незначительными мерами: расширяются старые станции, собираются установить две плавучие ТЭЦ, строят первую небольшую атомную станцию. Все это позволит «продержаться» лет пять-шесть. Необходима крупная и экономичная станция. Разговоры о ней идут давно. Единственно реальным вариантом до недавнего времени считалась ГЭС на Колыме. Однако пока там ведут лишь изыскания. А строить ее будет дорого и трудно, судя по опыту, пройдут многие годы, пока она войдет в строй.

На совещании был выдвинут другой вариант – большая электростанция на якутском газе. Если построить мощный газопровод (и газ не только сжигать на станции, но и в жидком виде продавать за границу), Колыма получит дешевую и обильную энергию.

Предложение очень заманчиво. Однако оно при обсуждении не вызвало энтузиазма у самих колымчан. Начнутся, мол, сравнения, экспертизы, споры, дело затянется, и мы не будем иметь ни ГЭС, ни ГРЭС.

Может быть, именно тут сказалась характерная черта нашей практики освоения Севера – крайне слабая научная и проектно-техническая подготовка. В последние годы много говорят о больших возможностях, которые открывает применение электронно-вычислительных машин. Можно, дескать, сравнить несчетное количество вариантов и выбрать оптимальный. При освоении Севера вообще никакие варианты не сравнивают. К этому привыкли. Принимается тот проект, который есть. Сравнить его просто не с чем. Так может получиться и с Колымской ГЭС. Настойчивость Гидропроекта известна. Будет ли это оптимальным вариантом – аллах ведает.

На милость того же аллаха остается уповать и колымским геологам. Прирост разведанных запасов золота относительно невелик, причем в основном найдены россыпи, не очень-то богатые металлом. Разумеется, их еще хватит на многие годы, но если говорить о более отдаленной перспективе, о завтрашнем дне, то все признают, что на россыпях далеко не уедешь. Есть ли выход? Или, может быть, рано заговорили о том, что преодолено «затухание» золотой Колымы? Нет, выход есть, и до «затухания» золотодобычи на Северо-Востоке пока, ой как далеко. Ведь на Колыме повсюду находят признаки рудного золота.

Открытия последних лет позволяют считать Магаданскую область, выражаясь языком геологов, крупнейшей золоторудной провинцией мира. Рудной, это мы подчеркиваем. Но одно дело – перспективные оценки, а другое – разведанные месторождения. Если бы довольно обоснованные прогнозы ученых геологи подтвердили весомо – сдачей в эксплуатацию новых богатых месторождений рудного золота, — то это могло бы изменить весь характер развития производительных сил Магаданской области.

Надо, надо форсировать геологоразведку! Ведь даже первые поиски дают обнадеживающие результаты! Всем уже это ясно. Ясно, а геологи Колымы в основном ищут… россыпи. Именно сюда направлены их главные силы и средства. Хотя и сами они прекрасно понимают, что в перспективе эти россыпи не обеспечат высоких темпов развития золотодобывающей промышленности.

Отчего же до сих пор в разведке не сделан поворот в сторону коренных месторождений? Почему такое невнимание к главной надежде Колымы? Почему не подтверждается делами уверенный прогноз о том, что запасов золота в руде здесь намного больше, чем в россыпях?
На магаданском совещании некоторые из наших крупных ученых говорили: мы совершаем большую ошибку, не уделяя должного внимания рудной базе колымского золота. Вот достойное сожаления сравнение: по прогнозам, рудное золото составляет половину всех колымских золотых запасов, и скорее всего эта оценка занижена, потому что мы очень мало пока знаем про рудное золото, а геологоразведка тратит на поиски его лишь пятнадцать процентов отпущенных ей средств. Добывают же на Колыме рудного золота и того меньше – пять процентов.

Фактически здесь нет крупных месторождений рудного золота, подготовленных для добычи. Но ведь разведка, а потом проектирование и строительство рудников – дело трудное, длительное. Так возникает проблема цейтнота. С ответственной трибуны ученые высказались вполне определенно: «Предложение сводится к тому, что нужно доказать в25 соответствующих плановых органах необходимость выделения значительных средств для геологической разведки рудного золота Колымы и Чукотки». А пока что масштабы разведки остаются прежними – у геологов Колымы не хватает элементарнейших средств транспорта, связи, поисковой техники.
«Если вы побываете в геологических партиях на разведке рудных месторождений золота, — сказал первый секретарь Магаданского обкома партии тов. Шайдуров, — то вы увидите, какая там убогость. К сожалению, этот вопрос не можем мы никак решить. Я думаю, что нужно оказать помощь колымским геологам». И мы думаем так. Думают так и крупнейшие ученые, убедительно доказавшие на совещании крайнюю необходимость срочно форсировать поиски рудного золота. Среди прочих соображений в пользу этого выдвигались и доводы, связанные с конъюнктурой на мировом рынке золота.

Рынок золота

За последние двадцать лет международный товарооборот вырос в три с половиной раза, а запасы золота — лишь на двадцать процентов. Цены на многие товары растут, но золото стоит столько же, сколько оно стоило прежде. Цена на него не движется. И поэтому добыча золота для капиталистов становится все менее выгодной. По прогнозам крупнейших специалистов мира, в ближайшие десять лет, если не будет серьезного изменения цены на золото, добыча его сократится примерно на двадцать процентов.

В то же время золото все быстрее течет в частные сейфы. По расчетам некоторых институтов, до 1963 года в частные руки попадало примерно 50 процентов прироста золота, добываемого капиталистическим миром, а с 1964 года – уже 70 процентов.
Любопытно, что за десять лет до девальвации фунта стерлингов в частные сейфы уплыло 7,5 тысячи тонн золота, а начиная с 1967 года за очень короткое время – уже более 20 тысяч тонн.

Есть еще и третья группа факторов, способствующих изъятию золота из международного оборота. Оно находит все большее применение в промышленности. За последние годы использование золота в этих целях возросло в несколько раз.

И все это происходит на фоне усиливающейся неравномерности развития капиталистических стран – тем быстрее нарастает кризис валютной системы капитализма. Как известно, уже возникли два рынка золота – официальный, где оно продается по 35 долларов за унцию, и «свободный», где цена моментами поднимается до 45 долларов за унцию. По мнению специалистов, дальнейшее развитие этого кризиса неизбежно приведет к повышению мировой цены на золото, возможно, в полтора-два раза – до 60-70 долларов за унцию.

Понятно, что страны – производители золота, в том числе и наша страна, один из крупнейших в мире золотодобытчиков, от этого получат очень серьезный выигрыш. Так что именно сейчас пришло время всесторонне обдумать и составить развернутую программу роста золотодобычи на северо-востоке СССР.

Все эти суждения о проблемах золотой Колымы мы услышали на совещании. Что еще нужно журналисту? Садись и пиши: материала, как говорится, вагон и маленькая тележка. Однако же ни в вагоне, ни в маленькой тележке не было самого главного O человека. Как ему живется и работается на современной Колыме? Как отражаются на нем нерешенные северные проблемы, о которых так много говорилось на совещании? Нет, всего этого не узнаешь из доклада, нужно ехать и смотреть своими глазами. Известно ведь: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

2** (Литературная газета N 37, 11 сентября 1968 г.)

Гладиолусы и прочее

Прежде чем сесть в самолет, мы побродили по колымской столице, ее многолюдным улицам, горбатым, очень чистым в центре, еще более горбатым, но уже не таким чистым на окраинах, куда постепенно вторгаются новые стандартные дома, отжимая к морю старые кварталы.

Белесые приземистые сопки, по разлысинам запорошенные снегом, тесно столпились вокруг города, прижали его к холодному, с крутым характером, Охотскому морю. Ветры нагоняют с моря низкие карие тучи, тучи натыкаются на горы, сползают по ним вниз, к Магадану, вновь и вновь затевая по улицам промозглую дождливую круговерть.

У ворот рынка южанин продает цветы. «Почем гладиолусы? Два рубля штука?!» Девушка в мини-юбке (а мы еще кутаемся в пальто) спокойно выбрала бордовый цветок на длинном стебле, парень в куртке, будто из змеиной кожи, на молниях (прибрежная торговля с Японией) взял три цветка, пожилой человек – четыре.

Нарасхват – пять больших картонных ящиков по тысяче цветков в каждом. Торгаш невозмутимо положил в карман десять тысяч рублей. Как представители отдела «Человек и экономика» мы тут же прикидываем экономику этой операции: билет на самолет в оба конца (округляем в бóльшую сторону) – 400 рублей, доставка и прочие затраты (фантастически округляем в бóльшую сторону) – еще 400, стоимость цветов, купленных в южном городе по двугривенному за штуку , — 1000 рублей. Итого 8200 чистой прибыли. Недурненько!

Шумит, торгуется, острит, продает, покупает удивительный, может быть, самый удивительный северный рынок. Абрикосы прилетели с Кавказа на «ИЛ-18». За ними семья приехала из тундры на собаках, запряженных в… колесные нарты. Гвоздика – полтора рубля цветок, огурцы – шесть рублей кило, клубника – восемь… Объявление: «Потерялась ирландская болонка – белая, глаза и нос черные, по кличке «Каро». Прошу вернуть за большое вознаграждение. Татьяна Ивановна». …Летние помидоры – семь рублей кило, сметана – три рубля пол-литровая банка. Интересно, что имела в виду Татьяна Ивановна, когда писала «большое вознаграждение?»

Дальше эту тему можно развивать в двух направлениях. Можно порадоваться всей этой обычной житейской суете, которая везде одинакова – что в Москве, что в Ленинграде, что в Тамбове или Рязани – и которую особенно приятно встретить здесь, потому что здесь – Колыма. Но можно увидеть за всем этим и другое. То, как завязываются на этом рынке узелки многих колымских, да и вообще северных, проблем: цены и зарплата, спрос и предложение, расстояния и транспорт, человек и климат, предприимчивость спекулянтов и государственная выгода.

Но, разумеется, мы не собирались судить о проблемах нынешней Колымы лишь по их отражению на магаданском рынке. И поэтому – в путь!

Летим полчаса, час, полтора, а за стеклом иллюминатора «ИЛ-14» — все еще горы, горы, горы. Справа до горизонта – горы. Слева до горизонта – горы. Не Кавказские – лиловые великаны в белых шапках, не Карпатские – кудрявые и веселые с аккуратными домиками на склонах, а какие-то чужие, будто инопланетные, хмурые, нелюдимые. Два цвета, белое по черному – заснеженные распадки между каменными ребрами голых хребтов.

Где-то там, в распадках, бегут сотни и тысячи прозрачных ключей, названных неунывающими разведчиками золота в память надежд и долгих блужданий, во славу своих удач, в честь своих любимых: Дебютный, Радужный, Весенний, Февральский, Мартовский, Большой, Майский, Эфка, Аннушка… На каждом из этих ключей люди мыли или моют золото. По-разному мыли и жили по-разному.
— Колыма, — говорит летчик, выходя из кабины.
Под крылом – широкая желтая река. А по обе стороны ее – пустынная земля, будто вывернутая наизнанку, окаменевшая в судорогах. Так вот ты какая, Колыма!


статьи из газеты «Литературной газеты».

*Литературная газета N 36, 4 сентября 1968 г.

*Литературная газета N 37, 11 сентября 1968 г.

*Литературная газета N 38, 18 сентября 1968 г.

*Литературная газета № 40, 2 октября 1968 г

*Литературная газета № 42, 16 октября 1968 г

*Литературная газета, N. 30, 21 июля 1971 г.

ссылка на статьи: http://demoscope.ru/weekly/knigi/perevedencev/stati/09.pdf

Реклама

About Ella Travinsky

שיטה "העבודה של ביירון קייטי" - חקירת מחשבות מלחיצות, אמונות מגבילות ופחדים אלה טרבינסקי, מנחה בינלאומית על פי השיטה הזו

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: