Статья Владилена Травинского «Последний заяц» из газеты «Литературная газета».

2793_1d6e_500

Ружьями и мелкокалиберками владеют в СССР около пяти миллионов человек и коли хоть один выстрел из пяти попадает в цель, каждый национальный охотничий залп страны сметает в небытие миллион животных.

Такова материальная сторона проблемы.

А теперь о моральной.

Вот типичные выдержки из рекламной охотничьей литературы: «Пропагандируя массовый охотничий спорт… общество воспитывает в своих членах любовь к родной природе… Охота — спорт смелых, спорт сильных, ловких и выносливых».

Странно конечно воспитывать любовь к природе столь убийственным для нее способом и из патриотических соображений сводить на нет зоологические ресурсы государства. Оставим странности на совести авторов. Суть в ином: в том, что охота — отнюдь не спорт, и для занятия ею совсем не надо быть сильным, ловким, выносливым.

В охоте нет главной составляющей спорта: соревнования. Возможности охотников и диких животных просто-напросто несоизмеримы. Уже шомпольное ружье тургеневских времен обрекало дичь на безусловное заклание. Нынешние казенки, и гладкоствольные, и нарезные — смертоносный бич.

Вопрос «кто — кого» стал даже неуместен: конечно же охотник — зверя! О «честной борьбе» не может быть и речи: животное обречено, спасайся, беги, зверюга! Крупных хищников осталось крайне мало, и они предельно запуганы. За последние пятнадцать лет не было ни одного достоверного случая нападения волка, медведя, рыси, барса, тигра на человека. Человек страшен, человек вызывает ужас.

Охотник проиграть практически не может, проигрывает только животное. Риска — обязательного элемента мужского спорта, — как правило, ни малейшего, кроме риска остаться без трофея. Гимнаст, крутящий «солнце» на турнике, а уж тем более мотоциклист на гонках рискуют куда острее охотника. Нет и спортивного азарта, а есть азарт особого рода, азарт уничтожателя. Недаром участились жалобы «профессионалов», что, мол, молодежь подранков не подбирает, бабахает зазря. А зачем ему, бабахателю, подранок? В воду лезть, мокнуть — к чему ему? Он сыт, в мясе не нуждается, чучело в магазине без хлопот купит.

Ни силы, ни выносливости, ни храбрости охотнику не требуется. Таскать ружье доступно и ребенку, обращение с ружьем элементарно простое. Нынче по болотам и дубравам десятки километров не выхаживают, ища дичь, она почти вся на учете, и к назначенному месту едут на машинах, да в заказных автобусах. В степных же местах, особенно в Азии, по копытным, известно, стреляют, не вылезая из машин.

Защитники охоты шумно жмут на ее военно-спортивное значение. Но охота для армии — это, как говорится, нашему забору двоюродный плетень. Всякий мужчина у нас умеет стрелять. Много ли пользы нынешней высокомеханизированной, архитехнической армии от «специалиста по дробовикам»? Другое дело, если б охота способствовала созреванию нравственных начал. Но она скорее воспитывает выжигу и лентяя, чем бойца-смельчака и преодолевателя трудностей. Итак, спортивная охота в современней форме изжила себя материально и морально. Повторяю — спортивная! Охота нескольких тысяч промысловиков и малых народов Севера имеет хозяйственное оправдание. К слову, промысловики и северяне ведут себя гораздо разумней и ответственней «спортсменов». Главный враг диких животных, особенно в Европейской части СССР, — охотник спортсмен.


Сокращенный вариант. Опубликовано: Литературная газета, 23.08.1967.

ссылка на статью: http://www.ecoethics.ru/old/b70/

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: