Письмо Владилена Травинского о Ефремове Иване Антоновиче

admin-ajax.php

Письмо В. Травинского

Уважаемый товарищ Дмитревский!

Прочитал в одном из летних номеров «Невы» Вашу статью о «Туманности Андромеды» Ефремова. В прессе редко встретишь такую теплую и тонкую статью о фантастике. Я тоже его стойкий поклонник. Как и Вы, с радостью встретил новый ефремовский роман. Вот захотелось поделиться мыслями о «Туманности» да и вообще о Ефремове как о писателе. Не возражаете?

Мне — 25. Впервые познакомился с Ефремовым лет 14-ти. Как-то случайно натолкнулся на его рассказ «Белый Рог». Прочитал, перечитал, взахлеб пересказал приятелям. Потом повзрослел, ныне хожу в отцах семейства, но «Белый рог», как и «Аэлита», до сих пор любимые.

О Беляеве, или Немцове, или Казанцеве непроизвольно говоришь «фантаст», о Лагине — «писатель-фантаст», о Ефремове — просто писатель. Ефремов первый и пока единственный из наших прозаиков поднял фантастику до уровня настоящей художественной литературы.

Когда читаешь Ефремова, забываешь оскомину стандартов, не думаешь ни о какой научности. Эстетическое наслаждение получаешь от его вещей, как от лучших художественных, не фантастических, произведений. А научность — тут же, настоящая научность, глубокая, весомая, несомненная. Она органически пронизывает все его вещи, она настолько легко и свободно впитывается в стиль, в метод, в образы, что становится частью эстетики, частью художественности — самой точной их частью. Культура мышления и широта знаний идут в ефремовских романах и рассказах незаметным впечатляющим подтекстом. Литератор и ученый у него срастаются, взаимопроникаются…

Конечно, наиболее силен Ефремов в своих исторических романах и рассказах — об истории прошлой и будущей. Между прочим, это еще одно доказательство, что он — не ученый со склонностью к литературе, а литератор с научным образованием. Его не тянет к чисто научным сюжетам, он не популяризатор. Его привлекают темы, где научная сторона — лишь фон, орнамент, где главное — острая и по-неожиданному романтическая завязка, где странное и увлекательное действие сопровождает тяжелый лейтмотив таинственного прошлого или непривычный музыкальный ритм в космос наплывающего будущего.

«На краю Ойкумены» — прелестный роман, целиком оригинальный и очень волнующий — и диапазоном, и особенностью героев, и искренной героикой.

Но, конечно, вершина Ефремова — это «Туманность Андромеды».

Сравнивать «Туманность» не с чем, по теме и методам ее решения она уникальна. Ефремов говорит не о мире будущего — об этом пытались говорить почти все фантасты, и не о людях будущего — об этом тоже писали многие, Уэллс, например. Ефремов говорит о человечестве будущего, о человечестве в целом, а не о людях Земли. Фантазия уводит к таким феноменам, что слегка кружится голова. Все грани смещаются. Человечество уже — это бессчетная масса людей, населяющих множество небесных тел. В принципе дело идет к отказу от физических разграничений, по логике событий под человечеством вскоре уже начнут понимать совокупность всех мыслящих существ, а не только землян или их потомков. «Большое Кольцо» — это ж надо иметь смелость! С обычной ефремовской почти документальной и красивой точностью выписаны все детали лиц, одежд, действий. Сколько горячей, я бы сказал, нетерпеливой страстной выдумки, фантазии в самом высоком смысле этого слова. Чувствуется, что Ефремов годами мечтал написать такой роман, жил там, в «Эре Большого Кольца». В то же время — неподражаемое ефремовское сочетание научности и художественности, — легкого, изящного, но точного описания ракеты, и тут же — музыка как «звуковой телевизор» космонавтов. Не хочется избитых слов, однако — это величественное мечтание, юное по духу, серьезное по форме, взрывательное по страсти. Это очень талантливо и очень сильно.

До сих пор фантастика была жанром научного предвидения. После «Туманности» она стала жанром общественного предвидения. Нет, не то что — она стала способом выражения общественной интуиции будущего.

«Туманность» трудно и не хочется анализировать, она выписанная, отчеканенная какая-то. Мудро и прозрачно. Мне, например, вряд ли удастся когда-нибудь так написать. Она вся на музыке, музыке смысла, особой и слегка грустной…

С приветом,
В. Травинский.


ссылка на письмо: http://efremov-fiction.ru/publicity/107/page/2

Реклама

Метки: , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: